Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:03, 06 ноября 2018

Николай Добринский рассказал о службе звонаря в храме

Николай Добринский рассказал о службе звонаря в храмеФото: Архив Николая Добринского
  • Статья

Ровенчане слышат переливчатую колокольную мелодию местного таланта уже 24 года.

Николай Добринский рассказал, как стал звонарём Свято-Троицкого собора посёлка Ровеньки и нашёл свою дорогу к Богу. Он давно привык к высоте колокольни, которую считает ступеньками. Их ровно 250.

Он славит праздник

Колокольный звон всегда начинается неожиданно. Идёшь ли по дороге, занимаешься ли какими‑то своими делами дома и даже, если спешишь на службу в храм и знаешь, что вот-вот зазвонит. При первых звуках колокола сердцем овладевает какое‑то смешанное чувство восторга и настороженности, ожидания чего‑то неизвестного, торжественного.

Едва звуковая внезапность происходящего отходит на второй план, как ухо начинает впитывать, воспринимать и наслаждаться колокольным перезвоном, постепенно душа приходит в состояние покоя и умиротворённости. Дело пяти минут, звон прекращается так же внезапно, как и начался. А ты возвращаешься к своим делам уже каким‑то обновлённым.

В субботний и воскресный день или день, когда в Свято-Троицком соборе посёлка Ровеньки проводится торжественное богослужение в честь того или иного значимого православного праздника, мы слышим звон колоколов, извещающий о начале утренней или вечерней службы и приглашающий верующих в храм. Многие годы мы слышим его благодаря Николаю Добринскому. В противоположность церковным колоколам звонарь тих и с виду непримечателен. На колокольне его практически не видно, да и среди паствы он незаметен. Но как светлеет на душе от одного общения с ним.

Душа потянулась в храм

Николай родом из Украины, но в Ровеньки вместе с супругой Верой и детьми Юрием, Еленой и Ларисой приехал в далёком 1982 году с Севера. В Коми АССР супружеская пара трудилась в одном из леспромхозов.

«Жена работала мастером погрузки вагонов, я на пилораме. 10 лет мы там отработали. Причём заготавливали лес только для Белгородской области. Много леса отправляли в Ровеньский район, в СМУ (МПМК), благодаря чему смогли встать в очередь на получение квартиры в Ровеньках. Однажды Николай Хлевной, который тогда руководил СМУ, дал нам телеграмму, приезжайте, мол, и получайте квартиру. Переехали, так до сих пор в ней и живём», — вспомнил Николай Добринский.

После переезда он работал на пилораме СМУ, потом в колхозе имени Ленина чабаном, супруга в больнице – техническим работником. По состоянию здоровья Николай был вынужден уйти с работы на пенсию. Так бы и жил, но душа потянулась в храм. Ходил на службы, а потом стал пономарём – помощником священника при богослужении. Готовил кадило, свечи, зажигал лампадки.

«Я пономарил и подумал однажды: вот, праздник, а как сообщить людям? Издавна к началу службы верующих приглашал звон колоколов, а у нас этого не было. Колокола были, а звонить некому. Все боятся забираться на такую высоту. Ну кто‑то же должен был звонить. Вот я и решился. Случилось это в 1994 году. Звонить в колокола учился сам. Очень помог один парень, который был тогда в наших краях проездом, он служил звонарём в каком‑то московском храме и меня подучил. Показал, как звонить», — рассказал Добринский.

Мелодии повторить невозможно

Есть слова молитвы, которые Николай Васильевич проговаривает про себя или вслух, когда звонит в колоколе: «Господи, помилуй, Господи помилуй. Господи спаси и сохрани!». Они задают особый ритм движениям рук, которые с определённой очерёдностью и силой дёргают за верёвки, прикреплённые к языку каждого из семи колоколов. Языки мерно или интенсивно ударяются о стенки колоколов и получаются звуки.

Верёвка одного из больших колоколов закреплена внизу, и на неё уже нужно нажимать ногой. Вот и получается целая система заученных движений: рука, рука, нога. Когда поминальная служба, звонарь бьёт только в один колокол. А в праздничные и воскресные дни звонит во все колокола. По большим праздникам мелодия длится 5–7 минут, перед вечерней службой – немного меньше.

Как невозможно каждый раз выпекать одинаковый хлеб, здесь влияет много факторов, начиная от качества теста и заканчивая степенью разогрева печи, так и мелодия колокольного звона всегда разная. Вроде и приём извлечения звука у Николая Васильевича один и тот же, но свои коррективы вносит природа: жара – колокола нагреваются, мороз – стынут, но самый непредсказуемый ветер – он может как помогать, так и вредить.

Чем выше, тем ветер сильнее. Он бывает такой мощи, что может попросту снести человека с колокольни, она же открыта со всех сторон. В такие редкие дни Николай Васильевич не рискует лезть на колокольню, а от безудержного ветра колокола издают звуки сами.

Я счастливый человек

Привык Николай, когда раз, а когда и по нескольку раз в неделю звоном созывать людей на службу. И, наверное, трудно ему будет отказаться от всего этого.

«Мне уже под 70, а преемника нет, один я на всю округу. Здоровье не то, что раньше. Пока заберусь на колокольню, отзвоню, спина уже мокрая, ноги не держат. Был бы очень рад найти кого‑нибудь на замену. Если будут желающие, с удовольствием обучу всему, что знаю, и успокоюсь тем, что передал это хорошее дело в надёжные, добрые руки», — сказал звонарь.

Благодать, какая разливается в сердце, когда звонишь в колокола, ни с чем не сравнить, уверен мой собеседник. Особенным светом наполняется его душа, когда он сверху видит, как люди, едва заслышав звон, останавливаются, молятся и крестятся.

«Знаете, я счастливый человек, у меня четыре внука, две внучки, правнучка, и в жизни мне пришлось послужить и Богу, и людям», — тихо подытожил звонарь Николай Добринский.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×