Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:13, 15 января 2019

Последний бой в Жабском. Отступающие фашисты подожгли постройки со скотом и дома с людьми

Последний бой в Жабском. Отступающие фашисты подожгли постройки со скотом и дома с людьмиФото: Василий Бражников
  • Статья

Нацисты казнили председателя колхоза имени 7 съезда Советов Василия Бакала, его жену Екатерину и сын Ивана.

25 января 1943 года около тысячи итальянцев и немцев прорвались к селу Жабское. Фашистам противостояла небольшая группа красноармейцев, которая смогла продержаться до прихода подкрепления и заставить врага навсегда бежать с территории нынешнего Ровеньского района. Тот неизвестный бой длился 20 часов.

На южном фланге Воронежского фронта

Из официальных источников о подвиге солдат и жителей села известно мало. Единственное, можно точно утверждать, произошло это событие после освобождения 22 января 1943 года села Шелякино (Советское), ныне Алексеевского района. Дата освобождения этого села, бывшего райцентра, упоминается в мемуарной литературе, в различных документах. В книге Анатолия Новикова «На Алексеевском направлении» приводится акт от 23 января 1943 года за подписью секретаря Ладомировского РК ВКП(б) Фоменко, секретаря РК ВЛКСМ Лемешко, врача Супруновой и начальника гарнизона Муякшина о зверствах и насилиях гитлеровцев над мирным населением в день отступления 22 января.

Есть информация о продвижении фашистов в книге россошанского краеведа Алима Морозова «На южном фланге Воронежского фронта». Историком опубликованы записки из фронтового дневника штабного офицера артдивизиона «Конельяно», входившего в состав 3-го артполка итальянской альпийской дивизии «Юлия» Пьетро Маркизио.

«В Шелякино» на несколько минут делали остановку, чтобы на костре растопить немного снега для питьевой воды… Останавливаемся на ночёвку в Ладомировке», — сообщила запись в дневнике итальянца от 22 января.

Более подробно событиях тех дней рассказывает вейделевский краевед Сергей Соколов. О подвиге сообщается в его книге «Вейделевский край в годы Великой отечественной войны».

«21 января отступающие итало-немецкие войска вышли к Кравцовке. 22 января они были остановлены советскими танками около с. Шелякино (ныне — Советское). Группировка насчитывала около 25 тысяч человек из состава различных подразделений союзников. От Шелякино одна группа отступающих оккупантов двинулась на Варваровку, а другая на Жабское. В селе Жабское находился пулемётный батальон 160-й дивизии. Он внезапно был подвергнут нападению вражеской колонны до 2 тысяч человек. Целый день отбивались бойцы батальона, до подхода 443-го стрелкового полка этой же дивизии. Они уничтожили около 500 вражеских солдат. Разумеется, задержать отступающих фашистов они не смогли», — рассказал историк.

Последний бой

Судя по этим данным, бой в Жабском проходил 23 января, на следующий день после освобождения Шелякино, то есть. Но был ещё один, последний. О нём тоже сохранились воспоминания очевидцев. Тот бой, как вспоминала уроженка села Жабское Ольга Ткаченко, начался в ночь на 25 января и длился более 20 часов. В селе находилась небольшая группа красноармейцев, при них было восемь артиллерийских орудий.

Нападение неприятеля было неожиданным, когда село спало, и лишь бдительность часовых помогла нашим воинам быстро организоваться и дать отпор. Но силы были неравны. Во вражеском обозе находилось до 800 человек. Входили они в село другим путём – не от Ладомировки, а со стороны хутора Панасовка глухой дорогой и привёл их, якобы, один из жителей того хутора. Можно было предположить, что это была группа, отколовшаяся от основной колонны, двигавшаяся после боя в селе Новогеоргиевка в сторону Шелякино. Возможно, маршрут их пролегал через Масловку и Максименково (Панасовка).

«В нашем дивизионе людей осталось совсем мало, чуть больше сотни. Недосчитываем более тысячи человек, которые в критический момент танковой атаки в южной части села свернули в ложбину и ушли в сторону Валуек», — сообщил итальянский офицер в дневниковой записи от 22 января.

Несмотря на превышение в несколько раз сил противника, красноармейцам удалось сдержать его продвижение до прихода на помощь стрелкового подразделения из Новоалександровки и кавалерийского из села Красное. К полудню ситуация изменилась в лучшую сторону для освободителей села, вражеские войска в суматохе стали отступать.

Жгли дома, скот, людей…

Для маскировки, чтобы создать дымовую завесу, поджигали колхозные постройки и дома. Один сарай сгорел вместе со скотом.

«Всё село в дыму. Наш дом тоже загорелся. Мы с сестрой не могли выбраться, потому что окна на зиму были забиты досками. Жизнь нам спас красноармеец, который услышал крики и отбил с окна доски прикладом винтовки. К вечеру немцев из села прогнали. На другой день хоронили погибших красноармейцев и односельчан», — записано в воспоминаниях Марии Гребеник, 1924 года рождения, хранящихся в школьном краеведческом музее.

В последний приход в село фашистов от их рук пострадали и мирные жители. Немцы расстреляли семью председателя, двух стариков – Алексея Колгана и Илью Жабского, девять пленных красноармейцев. Погибших хоронили в двух братских могилах.

«25 января в селе завязался бой. Мы слышали стрельбу из погреба, но выйти не решались. Только к вечеру село освободили. Это была огромная радость, мы благодарили наших бойцов, делясь с ними скудной едой», — записано в воспоминании Евдокии Египко, 1915 года рождения.

За все злодеяния, пролитую кровь гитлеровцы уже скоро поплатились на соседней вейделевской земле. Но дорога к Победе была долгой – ещё более двух лет на фронте и в тылу она ковалась неимоверными усилиями.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×