Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
14:23, 01 октября 2018

Последняя жительница Широкони рассказала историю умирающего хутора

Последняя жительница Широкони рассказала историю умирающего хутораФото: Василий Бражников
  • Статья

Женщина остаётся единственным хранителем истории малой родины.

Раиса Баламутова стала последней жительницей хутора Широконь. В нынешнем году ей исполнилось 87 лет.

Последний человек на хуторе

 «Здесь всё моё родное – и двор, и воздух, и этот лес. Я тут родилась, всю жизнь прожила и умереть бы здесь хотела…», — рассказала Раиса Баламутова.

Даже оставшись одна, хозяйка без дела не сидит. В доме, по двору управляется, по мере сил в огороде работает: картошку свою нынче выращивала, зелень, овощи, бахчу. До последнего времени, пока соседка рядом жила, коз держала, птицу выращивала. В этом году без живности обходится.

Дети, внуки наведываются к ней. Всё, что нужно, привозят. Тепло отзывается бабушка Раиса о главном специалисте местной администрации Николае Романенко, который, бывая в этих местах, всегда заезжает к ней пообщаться, узнать о житейских проблемах, в какой помощи нуждается. По её словам, в бытность его председательства в колхозе имени Максима Горького он много помогал хуторянам в решении житейских вопросов.

Живёт, правда, хозяйка на хуторе до зимы. В прошлом году она уже не решилась оставаться одна. Соседка Мария Данькова жила до прошлого года, пока семья дочери не забрала её к себе на Луганщину. В непогоду сюда трудно добираться, да и возраст уже как-никак. Но по весне не удержалась, вернулась к родному очагу, единственному жилому дому среди нескольких ещё уцелевших, заброшенных, затерявшихся в зарослях американского клёна на опушке леса, одноимённого с хутором.

14 сентября в хуторе прошёл настоящий праздник. Раиса Баламутова отмечала день рождения. Бабушка рассказал, как вся родня съехалась – шумно, весело было. За двором большой стол накрыли, всем места хватило. Стол не стали разбирать – через несколько дней день рождения собиралась отмечать здесь и её дочь Валентина, в семье которой она зимует.

Босоногое предвоенное детство

Теперь праздники здесь редкость. В обычные дни, здесь полная тишина и спокойствие, простор для того, чтобы поразмыслить самой с собой, вспомнить былое, а вспомнить есть о чём. В семье кроме неё воспитывались два брата и сестра. Родители работали в колхозе. За младшими детьми присматривали старшие, они же были первыми помощниками по дому. Ей доводилось больше всех, так как она была старшей.

Когда началась война, отец Пётр Скоробогатько ушёл на фронт и домой не вернулся. Погиб и его родной брат Ефим. Похоронки приходили почти в каждый дом. Для неё, как и для всех детей войны, детство закончилось рано. С юных лет Раиса работала в животноводстве: свинаркой, дояркой, телятницей. Трудилась на совесть, добивалась высоких результатов в работе. За достигнутые успехи ей было присуждено звание ударника коммунистического труда.

В родном хуторе вышла замуж за местного парня Михаила Баламутова, ныне покойного. Вместе с ним подняли на ноги четверых детей, всем дали возможность получить высшее образование.

«Сын Юрий закончил Горьковскую высшую школу МВД, работает сейчас в органах внутренних дел в Астрахани, Николай – Воронежский СХИ, стал зооинженером, Валентина – Харьковский сельскохозяйственный – бухгалтер, Евгений имеет педагогическое образование», — рассказала с гордостью бабушка.

Дети учились и разъехались, а Раиса продолжала трудиться на ферме и будучи уже на пенсии, пока не перевели всех животных в село Лозовое. В 90-е годы ферм и вовсе не стало. Люди начали покидать хутор. Из 32 дворов сначала осталось шесть, потом два и вот сегодня её последний.

Широконь — одно из старейших поселений района

Когда уйдёт бабушка Раиса, одно из самых давних поселений на территории района хутор Широконь исчезнет. В документальных источниках оно упоминается с конца XVIII века. Сначала оно принадлежало фамилии Астафьевых, потом Фирсовых, после того, как эти два рода породнились. Славился хутор тем, что здесь издавна занимались выращиванием породистых лошадей для нужд русской армии. Отсюда и его название – Широконь (согласно толковому словарю В.И. Даля «щиръ» – ярко-красный, со временем щ трансформировалась в ш).

Здесь же находилось имение предводителя дворянства Харьковской губернии, депутата Государственной Думы первого и четвёртого созывов Георгия Фирсова. По воспоминаниям мамы Раисы — Софьи Харитоновны, работавшей в имении прачкой, барин был добрый, не обижал крестьян, помогал бедным. До настоящего времени в Широкони сохранился пруд, принадлежавший ему, правда, уже не в таком виде, да родник, благоустроенный в недавние годы.

Хутор никогда не отличался наличием инфраструктуры. Здесь не было клубных учреждений, магазинов, медпунктов, начальную школу открыли в конце 60-х, да и та просуществовала всего несколько лет. Поэтому люди, жившие здесь, не были избалованы социальными благами.

Закалённые в трудностях, они и продержали свой хутор дольше других таких же неперспективных, которых давно уже нет. И сегодня Широконь пока ещё жив, потому что есть в нём житель, точнее жительница, хотя и в единственном числе, мудрая, стойкая женщина – Раиса Баламутова, продлевающая ему жизнь.

2
Comments (0)
Tree view
New
Popular
Compact
Quotes (0)
Context
Create your widget
About HyperComments
Log in
Closed discussion
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×