Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:17, 20 июня 2019
 187

Солдатский треугольник вернул жительницу Лозной Ровеньского района в военное детство

Солдатский треугольник вернул жительницу Лозной Ровеньского района в военное детствоФото: Антонина Кулинцова
  • Письмо в редакцию

Память сохранила ужасные подробности того страшного времени.

В канун Дня победы ко мне пришли волонтёры – ученики нашей средней школы с поздравлением. Такое внимание тронуло меня, а ещё больше — солдатский треугольник с адресом «Полевая почта прошедшей войны». Это письмо солдата с фронта своему пятилетнему сыну. Прочитала я его и сразу вспомнилось моё военное детство. Эти воспоминания и заставили меня взяться за письмо в редакцию.

Начало войны – и беспрерывные бомбёжки

Я была совсем маленькой и не совсем понимала, что происходило тогда в стране, но разговоры о войне всё чаще и чаще слышала дома. Папа с мамой стали чаще думать о том, где нам с мамой жить, если будет война. Мы жили тогда в городе Мытищи Московской области. Папа был родом из Калужской области, деревни Нижние Горки Малоярославского района. Вот туда и решили ехать. Там жила бабушка, её четыре дочки и три сына. И нас трое приехало. Но недолго так мы жили. Через неделю мужчин стали забирать на фронт. В первые дни войны сразу забрали отца и двух дядей.

Немцы были уверены, что они возьмут Москву. Бомбили день и ночь, не переставая. Это был конец 1941 года – я хорошо это запомнила. Сколько убили там наших солдатушек — ведь им головы нельзя было поднять из‑за стрельбы.

Моя мама работала лесником. И к концу зимы трупы стали оттаивать, они их собирали и складывали в одну яму для захоронения.

Немцы – плохой и хороший

Рядом с нашей деревней немцы строили дорогу Москва – Берлин. Им надо было много рабочих рук. Они брали в плен наших солдат и использовали их на строительстве дороги. Жили немцы и в нашей деревне, и два из них – в соседнем доме. Жили как у себя дома. А мы всей деревней прятались в большой землянке. У нас была корова, мама приходила её доить. Немцы из соседнего дома брали у нас молоко, потому она и осталась у нас. Один немец был плохой, он чуть не убил меня, когда я пошла за дом нарвать малины, — он как будто вырос из земли и навёл на меня винтовку, уже хотел выстрелить. Я закричала, откуда‑то взялся второй немец и ударил первого, пуля прошла мимо. Я хорошо запомнила того второго немца, он всё время говорил: «Гитлер капут!». И плакал, говорил, что у него дома «фир киндер», увидит ли он их когда‑нибудь. А меня он нянчил, приносил шоколадку и масло шоколадное. Потом он куда‑то делся и больше я его не видела.

Отец ушёл к партизанам

На строительстве той дороги пришлось поработать и моему отцу. Ему удалось сбежать, когда он пришёл домой ночью с большой бородой, я его не узнала и просила маму выгнать, и лишь на следующий день, когда он побрился, увидела, что это папа. Папа узнал обо всём, что происходит в деревне и, дождавшись вечера, ушёл, сказав, что больше так не может. Потом, по рассказам мамы, я узнала, что он вышел на отряд партизан, который и перебил всех немцев, кто занимался строительством дороги. Она так и осталась недостроенной. С войны отец вернулся в 46 году.

Страшные бои за Москву

…Немцы не сдавались и всё ещё стремились к Москве. По железной дороге, которая проходила недалеко от нашего села, шли эшелоны. На станции Сляднево, она была рядом, наши самолёты обстреляли два эшелона — чего в них только не было: крупа, масло разное, вино, мука, даже цистерны со спиртом, которые так взрывались, что за семь километров окна повыбивало, а на станции горели земля и небо. Я это никогда не забуду – меня в тот день как ветром кинуло под кровать, и целый день я оттуда не вылезала – боялась. Но не всё сгорело тогда на станции. Кто‑то притащил оттуда в нашу землянку бидон шоколадного масла.

Бои были ужасные. Нашу деревню шесть раз пытались освободить от немцев, много там погибло солдат – уж очень место, где она располагалась, было неудобное.

Цена победы

Воспоминания тех лет очень тяжёлые, но они врезались в мою детскую память. Когда немцев гнали назад от Москвы, они подожгли наш дом, так что доживать войну нам пришлось в сарае. Тогда я узнала, что смерть бывает и от радости. В феврале 45-го мороз был ужасный. Моя тётя Поля вышла на улицу, а мама стирала в доме возле окна. Тётя как застучит в окно: «Нюшка, Нюшка, наши летят!». Громко засмеялась, радостная вбежала в дом и вдруг схватилась за голову и… умерла от счастья, что война закончилась. Ей было всего 18 лет.

Да разве обо всём расскажешь, что пришлось пережить. Но пишу об этом потому, чтобы знало и молодое поколение, и помнило, что забывать об этом нельзя. Мир очень хрупкий. Давайте все вместе будем его беречь.

Жительница села Лозная Зинаида Фёдоровна Найдёнова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×